Юрий Ветоха: Футбольный Крым совершил прорыв

Вода камень точит, а стремление показать, что в Крыму футбол любят и развивают, ломает горы непонимания. В том числе и международного. Недавний визит представителей крымского футбольного союза в швейцарский Ньон обозначил сразу несколько аспектов, но главный из них – в кабинетах европейских чиновников: на футбольный полуостров наконец обратили внимание и теперь уже официально готовы сотрудничать. Больше об этом "Крымской газете" рассказал президент КФС Юрий Ветоха.

 

Приятный шок

– Юрий Александрович, для многих такая лояльная позиция УЕФА по отношению к Крыму стала приятным сюрпризом. А для вас?

– Мы, если честно, и сами не ожидали такого отношения. Потому что изначально подготовили пять-семь принципиальных для нас вопросов, но то, что все они получат поддержку, стало где-то даже приятным шоком. Порадовало многое. Во-первых, это внимание к нашим нуждам, причём не показное, а настоящее. Во-вторых, очень хорошо, что весь наш диалог был официальным. Всё протоколировалось, велась стенограмма. Поэтому есть уверенность в его итогах.

– Как там видят крымский футбол?

– Его видят уже иначе. Если во время первого визита нашего давнего друга Франтишека Лауринеца, который, кстати, был на этой встрече единственным из старой делегации, приезжавшей в Крым, возникало куда больше вопросов, чем ответов, то теперь ситуация несколько поменялась. Тогда у нас не было ничего, сейчас же у нас есть система, есть свой чемпионат, есть свои амбиции, есть свои ДЮСШ. Одним словом, то, что в футболе ценится больше всего, – результат. Поэтому наши усилия решили оценить тоже с конкретикой – помогли финансово.

– На что будете тратить выделенный КФС миллион евро?

– Нам в УЕФА сразу сказали, что их желание заключается в том, чтобы эти деньги пошли на конкретное дело и конкретный объект. Им важно что-то оставить у нас после себя. Какую-то вполне осязаемую помощь. Поверьте, там прекрасно понимают, что наш полуостров футбольный, тут есть традиции и очень много людей на самом деле хотят играть в футбол. Поэтому вполне естественно, что в УЕФА в качестве освоения этого миллиона хотели бы видеть возведение какого-то инфраструктурного объекта. Мы пообещали в течение месяца отправить наши предложения и наше видение того, как эти деньги можно потратить, а там уже, когда они оценят варианты, мы встретимся, чтобы закрепить договорённости официально.

– Где будете строить: в столице или в регионах?

– Мы примерно прикинули, что один миллион евро – это три-четыре хороших, больших, полноразмерных поля. В уме у нас ещё семь футбольных полей, которые будем строить по программе Министерства спорта. То есть где-то 11 объектов. Так с ходу и не скажешь, где они точно нужны, а где, наоборот, будут лишними или явно не первостепенными. Тут нам надо хорошо подумать. Мы уже определились, что в этом году "обновку" получит Керчь, в следующем – Феодосия, Бахчисарай или Раздольное. Но это моё видение. Всё ещё будет согласовываться со специальной рабочей группой, мы совместно взвесим все "за" и "против" того или иного решения. Потому что хочется всё сделать правильно. По линии денег УЕФА у нас вообще есть три года на их освоение. Так что времени много.

– Финансовую помощь Крым получил по одной из программ УЕФА. Но их ведь немало. Есть ли шанс участвовать и выигрывать гранты и в других?

– Конечно есть. Нам так и сказали: "Ребята, с сегодняшнего дня вы можете рассчитывать на нашу любую поддержку и участвовать во всех программах". Пока мы участвовали и выиграли только в одной – под названием "Хет-трик". Но ведь их много. Взять тот же "Футбол в школах". Есть ещё один – "500 мячей". Они для нас точно лишними не будут. Если мы сможем хорошо зарекомендовать себя по программе реализации этого миллиона, то многие двери будут открыты. И это на самом деле замечательно. Крым долго шёл к этому, и сейчас мы можем сказать, что это своего рода прорыв – и европейской блокады, и сомнений в нас как футбольной организации.

 

На втором месте

– Есть ли подвижки в вопросе купли-продажи крымских игроков?

– Уже сделали дорожную карту в этом вопросе, мы его активно поднимали в Ньоне. Мы уже не первый год поступательно и последовательно выполняем все их требования, нам обещают выработать механизмы, которые помогут нам двигаться в этом направлении. Есть надежда, что к летнему трансферному окну у нас будет понимание и чёткость в данном вопросе.

– Потому что без неё каждый клуб, по большому счёту, играет в русскую рулетку: воспитывает, наигрывает и развивает футболиста, а потом к нему обращается условная команда-толстосум и бесплатно уводит игрока. Ведь это реальная ситуация?

– Абсолютно! Это нас всех и пугает. Мы взялись за поднятие футбола Крыма с низов. А это значит, ставка на своих молодых и талантливых – естественная и обязательная. Команда растит мастера, но с учётом того, что на него нет пока никаких футбольных документов, парня могут легко забрать: прийти, предложить жирный контракт, и он без всякой компенсации просто берёт и уходит. Клубы вообще никак тут не защищены. Нам поэтому и важно решить эту проблему, так как это ставит под большую угрозу сам принцип развития нашей футбольной системы. Я спросил на этот счёт Франтишека Лауринеца. Но он сказал, что пока в УЕФА на первое место ставят развитие футболиста как такового, повышения его уровня, а проблемы клубов будут рассматривать позже. Ну, пока так…. Но в любом случае я преисполнен надежд, что правильная линия диалога с УЕФА уже выбрана, и окончательное и положительное решение здесь всего лишь вопрос времени.

– То есть пока крымский футболист везде легионер?

– Пока да. Нам представили нового члена нашей комиссии. Это Айвар Похлак, президент федерации футбола Эстонии. Он хороший друг и партнёр руководителя ФИФА Джанни Инфантино. Он будет курировать крымский футбольный вопрос. И это важно, потому что трансферные сертификаты напрямую завязаны на ФИФА, это их часть документации, и в УЕФА только частично могут влиять на данный процесс. Похлак как раз и будет отвечать за координацию наших связей и переговоров.

 

Нужны большие деньги

– Давайте поговорим о чемпионате Крыма: есть ли спрос на легионеров у нас?        

– Да, он есть, но назвать это какой-то тенденцией я не могу. Всё-таки мы прекрасно понимаем, что любой более или менее качественный легионер – это прежде всего деньги. А куда их потратить, наши клубы и так знают. У них хватает задач, проблемных вопросов, где финансы будут куда полезнее. На этом этапе нам выгоднее и идейно, и материально воспитывать и растить своих игроков. Я говорю о большинстве. Есть и исключения, конечно. Тут ещё многое зависит от спонсоров. Если они будут финансово стабильные и будут ставить перед своими командами определённые задачи и иметь серьёзные амбиции, то мы придём к тому, что за место в составе на равных будут конкурировать свои и приезжие. И это будет новым этапом развития. И ведь это очень неплохо. Я лично в этом уверен.

– Современный футбол уже давно доказал, что тут без больших денег сложно развивать большое дело. Идёт ли капитал к нам?

– Мы очень плотно работаем над этим. Стараемся выстраивать взаимовыгодные отношения с нашими партнёрами. Надеемся на работу с инвесторами, имеем хорошие бизнес-предложения и большие надежды связываем с предстоящим Ялтинским международным экономическим форумом. Мы там представим футбольные проекты с расчётом под инвесторов. Нам нельзя просто сидеть и ждать, когда же люди с деньгами встанут и пойдут поднимать крымский футбол. Им надо объяснить, зачем им это надо, чем им это может быть полезным. Это своего рода рынок, и тут действуют свои законы. Мы работаем над тем, чтобы бизнес был заинтересован в нашем футболе так же, как и мы в этом бизнесе.

– Есть пример Украины, где футбольный чемпионат принадлежит 3-4 олигархам. Есть российское первенство, где основной упор делается на государственные вложения. А что Крым? Какая наша модель?

– Я считаю, надо быть где-то посередине. Надо реально смотреть на вещи. Надеяться на то, что все наши потребности покроет бюджет, нельзя. Вы сами видите, что хватает социально-экономических целей и задач, которые куда важнее на сегодняшний день. В свою очередь, нас никто не отпускает в свободное плавание, если можно так выразиться. Потому что на этом этапе нужна поддержка: и организационная, и политическая, и денежная. Мы с баланса и начинали. Моей принципиальной позицией была обязательная гарантия прописанных моментов со стороны глав администраций. Каждый из них должен был написать гарантийное письмо, что клуб будет играть и руководитель того или иного района готов содействовать команде. Мы понимаем, что команды частные. Понимаем, что хватает забот, понимаем, что это юридические лица, что им надо платить зарплату. Но также мы понимали, что эти частные клубы должны где-то тренироваться, где-то играть, где-то жить между матчами. И вот тут уже полезной была помощь власти в софинансировании и соучастии. Дальше мы обязательно шли к Сергею Аксёнову, проводили круглые столы, различные совещания, на которых внимательно мониторили, кто же из крупных бизнес-игроков заходит в Крым и кому может быть выгодным сотрудничество. Узнавали, в чём же мы можем совместно поучаствовать, чтобы и интересы инвестора были защищены, и крымский футбол получил определённую помощь. Так что, как видите, тут обоюдная работа. Мы сознательно ушли от того, чтобы быть какими-то "прилипалами", если можно так сказать. Сотрудничество на то и сотрудничество, чтобы польза от него была у двух сторон. Только так можно вести дела. Нам есть что предложить, но мы знаем и то, что мы хотим получить. По количеству занимающихся футболом, особенно детей, вы сами можете сделать вывод, что определенные успехи у нас уже есть.

– К вопросу о молодёжи. Как работают ДЮСШ при профессиональных клубах крымской Премьер-лиги?

–  Тут у нас почти по всем показателям только положительная динамика. Мы в УЕФА предоставили отчёт, в котором у нас насчитывается порядка 136 тренеров, 104 участвующие в турнирах команды. Только представьте, сколько это маленьких талантов…. Мы ведь не скрываем и проблемы. Что далеко ходить, взять тот же возраст наставников. 60% из них уже перешагнули 50-летний рубеж, а молодёжь пока не торопится сменять мастеров. Поэтому мы попросили в Ньоне, чтобы нам прислали специалистов, которые бы могли провести обучение крымских тренеров на лицензии "A", "B" и "C". Ответили нам положительно. Такая же ситуация и с судьями. Но в УЕФА по арбитрам вообще покачали головой. Для них арбитраж – это сейчас, особенно после матча "Барселоны" и ПСЖ, очень больной вопрос (смеётся). Тем не менее обучающую делегацию нам тоже пообещали.

– Известно ли точно, когда представители УЕФА приедут в Крым?

– В том протоколе, который вёлся, чёрным по белому написано, что до июля нынешнего года представители УЕФА к нам приедут с инспекцией, чтобы лично убедиться в масштабе преобразований футбольной жизни полуострова. Радует, что это не обещание, данное в коридоре, а прописанное в документе обязательство.

– В вашей жизни, судя по обновлениям на страничках в соцсетях, футбола много не бывает. Вы то и дело сами проверяете навыки на поле. Где берёте силы?

– Бывших футболистов не бывает. Эта истина простая, но эффективная. Кто хоть раз пустил футбол в свою жизнь, остаётся с ним в сердце навсегда. Я, как только приехал из Швейцарии, сразу поехал в родную Евпаторию, а там как раз наша крымская сборная тренируется. Постояли, пообщались, узнал настроение ребят, понаблюдал за тренерскими наработками. А тут сын стоит рядом и тянет, мол, папа, давай поиграем. А рядом ещё и ветераны играли. В итоге два часа отбегал на одном дыхании. Такое ощущение, что каждый день организм, как пружина, сжимается, а в такие моменты он, несмотря на нагрузку, расслабляется, разжимается. И уже ловишь кайф. Так что я не могу назвать себя кабинетным чиновником. Я люблю футбол, болею за него всем сердцем. Поэтому, даже занимаясь одну половину дня бумажной волокитой, вторую  стараюсь обязательно быть в движении, ну а если представляется возможность погонять мяч, стараюсь её не упускать. Думаю, так правильно. Говоря футбольным языком, проблемы расстановки и отработку взаимосвязи можно увидеть только в игре. На скамейке запасных такого эффекта не будет.

Источник: Крымская газета